ПУТЬ К ПОЛЬСКОМУ ДЛИННОЙ В СЕМЬ ЛЕТ, ИЛИ КАК И ГДЕ Я УЧИЛА ЯЗЫК. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПУТЬ К ПОЛЬСКОМУ ДЛИННОЙ В СЕМЬ ЛЕТ, ИЛИ КАК И ГДЕ Я УЧИЛА ЯЗЫК. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Так выглядят мои попытки выучить польский язык в картинках. Я начала в 2010-м и сейчас даже трудно сказать, почему. Я – полька по папиной линии, и хотя на польском в моей семье не говорят, этот язык я слышала с детства: бабушка каждый вечер, собираясь спать, читала польские молитвы. Для нее это было так же природно, как дышать воздухом, каждый день, без выходных, на протяжении всей жизни. Наверное, ее приглушенный шепот в вечерних сумерках и породил во мне, тогда еще очень маленькой, интерес к польскому языку. Я даже попросила бабушку выучить со мной одну молитву. Поэтому первыми моими польскими словами были

Zdrowaś Maryjo, łaski pełna, Pan z Tobą, błogosławionaś Ty między niewiastami i błogosławiony owoc żywota Twojego, Jezus.

В нетрях бабушкино-дедушкиного шкафа я даже нашла полусветский-полурелигиозный самоучитель польского языка и пробовала что-то там учить (без особенного успеха). Позже, когда тетя, которая жила в польском Кошалине, передавала оттуда местные журналы, я прочитывала их от корки до корки, страшно коверкая слова и понятия не имея о правильном произношении, но очень гордилась, что все понимаю:-)

Так вот. В 2010-м я созрела к первым курсам польского языка. Было это в Польском доме в Киеве. Я ехала на первое занятие в солнечный сентябрьский день и чувствовала, что впереди у меня что-то очень важное и хорошее.

На первую пару пришло столько людей, что в кабинет пришлось доставлять дополнительные стульчики. Люди сидели между рядами и под стенами. Что меня тогда больше всего поразило – как сильно отличается возраст потенциальных спудеев: от девятиклассников, которые планировали заканчивать старшую школу уже в Польше, до бабушек-пенсионерок, нашедших себе нетривиальное хобби.

С книжками по польскому тогда еще было сложно. Поэтому большую часть информации ми записывали в конспект. Кое-что ксерили, что-то – фотографировали (я специально для этих целей таскала с собой на лекции фотоаппарат).

Свою преподавательницу мы тогда считали немного резковатой и строгой и на пары после долгого рабочего дня шли, втянув головы в плечи, как провинившиеся школьники. Нас вызывали к доске и заставляли писать польские слова на слух, критиковали и ругали за неправильное произношение, требовали снова и снова склонять польские глаголы и запоминать окончания.

Мы бесконечно придумывали диалоги, писали сочинения, учили длиннющие списки новых слов из серии “моя семья”, “мой дом”, “одежда”, “магазины”, “еда”. Корпели над грамматическими учебниками, которые нам выдавали только на время занятия, читали вслух, учили напамять стихи и скороговорки. Как раз в то время я заковала свои зубы в брекеты и скороговорки из серии “в шчебжешине хшоншч бжми в тшчине” казались мне откровенным издевательством, потому что, стараясь их выговорить, я могла забрызгать слюной все парты до самой доски и еще и до крови расцарапывала себе губы.

Помню, как допоздна сидела на работе, расписывая на белых клочках бумаги склонение самых тяжелых для меня глаголов. Стояла в магазине в очереди, ехала на работу в промозглой маршрутке, доставала эти бумажки, зубрила и зубрила окончания.

То, насколько права была наша преподавательница пани Хелена и как помогла мне такая безжалостная муштра, когда только-только закладывались основы нового языка, я поняла только потом.

Я успешно сдала в мае финальный тест, получила сертификат об окончании уровней А1-А2, а в июле – поступила в Киевский институт переводчиков на второе высшее по английскому и испанскому языкам. И на несколько лет совершенно забыла о польском.

 

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *